радуга-дуга

Радуга-дуга

литературный сайт Светланы Семёновой (г.Рига, Латвия) для взрослых и детей. Детские стихи и сказки.


Реклама:
Радуга-дуга - главная ›› Интересные материалы ›› Андрей РОМАНОВ. КРАТКОСТЬ НЕ ВСЕГДА СЕСТРА… ИЛИ РАЗГОВОР С МОЛОДЫМИ ПОЭТАМИ ЧЕРЕЗ ТРИДЦАТЬ ЛЕТ.



1 2 3 4 5 6 7 8 9 

Сегодня эту книгу издать баснословно просто: написал 30 стихотворений за 37 лет жизни, сложил в кучу и под названием «Избранное» отнес в типографию. Потом расплатился за тираж и раздал его друзьям и зна-комым. Ура!!!
А что делать дальше? Прожить еще 37 лет – проблематично, даже кропая по одному стихотворению в год… Вам может не хватить или самой жизни, или серого мозгового вещества.
;;;
Первую книгу мне предложили издать, когда мне было уже 28 лет. Уважаемый Леонид Хаустов безжалостно повычеркивал из составленной мною по собст-венному разумению рукописи половину стихов. Другая половина изобиловала пометками и контекстными рекомендациями, чего бы уважаемый метр желал видеть в каждом оставленном стихотворении.
– Даю тебе двадцать один день. Когда вернусь из дома творчества, звони, при-носи исправленную рукопись. Может быть, тебе повезет, если справишься с моим заданьем.
Мне повезло.
Но то, как я просидел двадцать один августовский день за письменным сто-лом, показалось мне легкой прогулкой, после звонка Светланы Молевой, – редактора третьей кассеты Лениздата.
Слава Богу, я работал у Пяти Углов и мог добежать до Лениздата в обеденный перерыв. Но больше всего я боялся не понравиться С.В. Молевой в первые секунды встречи. Недаром ведь свою первую книгу тот же А. Кушнер недву-смысленно назвал – «Первое впечатление».
На меня пристально глянула из-за письменного стола женщина-ровесница, и мне стало ясно, что отрицательного впечатления я на нее, слава Богу, не про-извел. За соседним столом, прислушиваясь к нашему разговору, трудился Б. Г. Друян.
С. Молева предложила мне, во-первых: кое-что подправить, а во-вторых: при-нести еще строчек двести.
И эти «сто или двести» продолжались до тех пор, пока мою 32-страничную первую книжицу не собрались, наконец-то, сдавать в набор. Прощаясь, я веж-ливо поинтересовался, что с этого момента мне не надо будет подносить еще энное количество стихов, ведь у меня, – их просто больше нет! Редактор веж-ливо уведомила молодого автора:
– Всё-всё. Мы ведь и так провели с вами, Андрей Владимирович, большую работу… – И вдруг, хитро подмигнув, спросила, – а всё-таки еще пятьдесят строчек, может быть, до завтра найдете?
Я нашел… И в этот досыл попало мое единственное, написанное белыми сти-хами произведение о Лермонтове и Тенгинке. С. Молева, посоветовавшись с Б. Друяном, немедленно поставила его в книгу, и именно оно, год спустя, своим неординарным подходом к интимным фактам из лермонтовской биографии повергло в шок всю присутствующую на секции поэзии литературно-критическую общественность.
;;;
Это была жестокая проверка на так называемую профпригодность. Но что-бы подготовиться к подобному «счастливому жребию», могущему выпасть нам в любой промежуток творческого времени, нужно было иметь «в столе» те самые пресловутые «сто-двести» вполне приличных строк на каждый (!) визит к редактору, работающему над вашей персональной первой книгой.
Давайте, займемся арифметикой, отбросив всякие философские законы о пе-реходе количества в качество.
Будем брать по минимуму:
• 100 строк х 20 визитов=2000 строк;
• 2000 строк : 5 лет = 400 строк/год;
• 400 строк : 10 мес. = 40 строк /мес.
Как вы понимаете, этого катастрофически мало для создания качественной продукции, да еще и подлежащей вполне вероятному редакторскому «жесто-чайшему отбору».
Попробуем с другого конца:
• 24 строки х 10 стих-ний = 240 стр./мес.;
• 240стр./мес. х 10 мес. = 2400 стр./год;
• 2400строк: 10 визитов = 240 стр./визит.
А вот это уже другое дело! Если у вас даже затребуют по 200 строк у вас оста-нется в запасе по 50 строчек на визит, а всего около 1 авторского листа (семи-ста поэтических строк) резерва.
Но один авторский лист – для молодого, «красивого, двадцатидвухлетнего» поэта, пожалуй, маловато… Поэтому увеличивайте производительность труда, не стесняясь каждодневной работы над строкой, строфой и целым стихотворе-нием. И не надо играть в кошки-мышки с поэзией, а именно, накатав «рыбу», откладывать чистовую отделку «на потом». Делайте хорошо сразу! И тогда количество наверняка перейдет в качество.
ЗАКОНЫ СОЗДАНИЯ ВЫСОКОКЛАССНЫХ СТИХОВ
;;;
Не менее важным подспорьем в создании высококачественной стихотворной продукции являются объективные законы русского стихосложения, без пони-мания которых на поиск нужного слова в строке будет уходить масса времени, не приводящего к удаче.
И первым из этих законов станет для вас закон палиндрома (перевертыша) по согласным звукам. Поэт Хлебников, потративший жизненное время на созда-ние целой поэмы, в которой каждая строка представляет собой вышеуказан-ный перевертыш, ничего «городу и миру» не доказал.
«Кони, топот, инок,
Но не речь, а черен он…»
С таким же успехом сеньор Буратино тупо смотрел на палиндром, предложен-ный ему многоумной Мальвиной, «А роза упала на лапу Азора», – являющий-ся строкой из А. Фета, и никак не мог взять в толк: на чёрта ему этот самый Азор.
Не уподобляйтесь Буратино! И помните, – в русском стихосложении палин-дром по согласным звукам всегда выручит вас, когда вы будете мучиться со словом, отыскивая его, для того чтобы вставить в середину строки. Палин-дром по согласным звукам поможет вам, уже определившимся с концевой рифмой, найти смысловое слово, открывающее смежную рифмующуюся стро-ку, а уже по нему – заодно управиться и со смыслом последующей строки.
Буря мглою небо кроет,
Вихри снежные крутя.
То как зверь она завоет,
То заплачет, как дитя .
Палиндром – это основное свойство русской поэзии. Без него вы не сможете выполнить процесс органичного аллитерирования очередного поэтического фрагмента. Конечно, вам не следует уподобляться К. Бальмонту и выдумывать очередной «чуждый чарам черный челн», или вслед за нерадивыми одно-классниками выдавать на гора опусы, типа «Отец Онуфрий осматривая окре-стности Онежского озера, обнаружил…» и т

1 2 3 4 5 6 7 8 9 

 



Архив новостей