радуга-дуга

Радуга-дуга

литературный сайт Светланы Семёновой (г.Рига, Латвия) для взрослых и детей. Детские стихи и сказки.


Реклама:
Радуга-дуга - главная ›› Интересные материалы ›› Андрей РОМАНОВ. КРАТКОСТЬ НЕ ВСЕГДА СЕСТРА… ИЛИ РАЗГОВОР С МОЛОДЫМИ ПОЭТАМИ ЧЕРЕЗ ТРИДЦАТЬ ЛЕТ.



1 2 3 4 5 6 7 8 9 

д., и т.п.
;;;
Сочетания согласных звуков в русской поэзии – классический метод обрете-ния собственного поэтического голоса.
О весна без конца и без краю,
Без конца и без краю мечта.
Узнаю тебя жизнь, принимаю
И приветствую звоном щита.
Ненавязчивое высококлассное сочетание согласных звуков СН, ЗН, ЦН, ЧТ, КР и ПР создает удивительную завораживающую поэтическую картину. И не важно, о чем идет речь в предлагаемом четверостишии! Важно, что перед на-ми поэзия! Но без природного музыкального слуха подобные шедевры состря-пать невозможно…
;;;
Я уже не раз обращал внимание всего нашего питерского стихотворческого содружества, а не только молодых поэтов, еще на один феноменальный закон. Суть его заключается в том, чтобы количество слов в строке было как можно меньше, по отношению к количеству слогов. Лучше всего, когда слов будет два! Примеры? Пожалуйста:
« …прозрачных улиц. И светла
Адмиралтейская игла».
Или:
«За край земли держась когтями
телескопических шасси».
При применении метода поэтической экономии цена слова возрастает, потому что смысловая нагрузка на него становится слишком большой. Я не стану при-водить примеры того, как при неумении отыскать единственное слово, моло-дой автор запихивает в строку целую суррогатную серию из односложных и двусложных компонентов, не всегда попадающих в ритмику стихотворного размера. При этом порой впадает в пропиаренный маразм бессмысленного переноса последнего слова поэтического предложения в следующую строку, а порой и в следующую строфу. Стадо баранов на мясокомбинатовское заклание всегда ведет нанятый для подобного мероприятия козел-провокатор. В поэзии – подобными делами занимается тот, кому «свыше» поручено спроваживать 90% молодых поэтов в литературное небытие. Их заталкивают в болото пей-зажной лирики, или в черную комнату философских верлибров, заставляя гнаться за черной кошкой, давно исчерпавшей себя западной поэзии. Или идти по тупиковому пути формального поиска, на котором сломали свои шеи и Кирсанов, и Крученых, и Асеев. Во времена застоя в разряд «гениальных от-кровений» зачислялись попытки молодых иносказательно переписать библию или мифы древней Греции, скрывая за этой дырявой ширмой антисоциалисти-ческий контекст.
«Насмешки вечные над львами, над орлами…» – всё это мы уже давно прошли на горьком опыте тех, кто так и остался «пригвожденным к трактирной стой-ке» сгоревшего Дома писателя.
;;;
...Настоящему поэту полиглотство противопоказано; по сути дела, он в боль-шей степени должен быть дилетантом в максимально широком диапазоне об-щечеловеческих знаний и ремесел. Тогда, при условии профессионального, – с точки зрения самого стихотворческого искусства, – применения этих знаний, понятий, навыков, «выработанных человечеством», образная палитра стано-вится яркой, неординарной, насыщенной и, что самое главное, удивительно ёмкой. Широкий кругозор позволяет поэту, при условии применения много-цветного спектра понятий, вместить в объем даже одной строки огромный временной и смысловой пласт.
Поясню для «троечников от поэзии».
К примеру, они нарифмовали бы о том, что, «во-первых: в тридцатые годы был такой партийный деятель Карл Радек, сфотографированный с тро-сточкой-стеком, а также в крагах и очках; во-вторых: он, вместе со всей сталинской гвардией, загонял севернее семидесятой широты не только папанинцев и челюскинцев; в-третьих: был он внешне похож на профес-сора Паганеля из популярного фильма тридцатых годов, в котором озна-ченный Паганель ищет пропавшего папашу Гранта вдоль всей 37-й па-раллели, проходя при этом, в-четвертых, через Анды Южной Америки, где когда-то жили ацтеки, чьи обнаруженные кости, в-пятых: страшно напоминают вышеозначенный стек».
Я думаю, что при подобном способе самовыражения им понадобилось бы весьма значительное количество рифмованных строк.
Теперь вновь обратимся к задаче, предложенной мною нашим литературным троечникам. Их-то ответ заранее известен, но вы посмотрите, как ныне покой-ный Сергей Дроздов изящно, по всем канонам поэтической экономии, доводит до читательских умов свое решение:
Дай косточек сухих, товарищ Радек,
Для ставших снегом безымянных дядек,
Которых за тюленью параллель
Загнал ты дирижерским взмахом стека,
Как будто белой косточкой ацтека,
Пытливый мой профессор Паганель!
;;;
В поэзии не всегда важно выйти на правильный ответ! В поэзии порой имен-но «неправильный» ответ являет собою истинную творческую удачу, при этом, словно в математике, важна красота и простота решения. Что, собствен-но говоря, с внешней легкостью и показывает нам Сергей Дроздов, трагиче-ски погибший в 2004 году.
;;;
Возвращаясь к цене поэтического слова, мне бы хотелось обратить внимание на самый главный компонент, без которого стихи, может быть, и состояться, но поэзии в них, к сожалению, ночевать не станет. Вы, уважаемые молодые поэты, можете сравнивать заостренные концы лыж с заячьими ушками, вы можете изобретать метаметафоры, но если вам до сих пор неясно, в чем разни-ца между определением и эпитетом, то грош вам тогда цена! Героические по-пытки Льва Озерова обратить внимание «молодых» на чудодейственную роль эпитета окончилась закономерным крахом. И сегодня 99% поэтов всех воз-растов и сословий значения эпитету не придают. А жаль…
Я уже сообщал выше, что у большинства поэтов многословие чаще всего обо-рачивается словоблудьем.
«На живопись времени много не надо:
Взглянул и опешил. Вот райского сада
Фрагмент – и не важно, что это не сад.
А, скажем, портрет, от которого взгляда
Нельзя отвести, или старый халат…».
Я не стану разбирать по строчкам предложенную «Литературной газетой» га-лиматью. Скажу только, что на тридцать одно слово в якобы поэтической строфе наличествует всего лишь одно определение «старый»! «Райский сад» трогать не станем, ну разве что укажем на недопустимую для поэта подобного «правительственного уровня» рифму «сад – халат». Значительно лучшим, ве-роятно, было бы, к примеру, «сад – маркиз де Сад». Куда подевался эпитет? А никуда! Он здесь и не предполагался, потому что именно о поиске точного эпитета говорил В. Маяковский, когда предлагал перелопатить
«…единственного слова ради
тысячи тонн словесной руды».
Владимир Владимирович естественно хитрил, он прекрасно был осведомлен и об аллитерации и о палиндромах, помогающих поэту в работе над словом.
Зато нынешним гениям «западло» заниматься вышеуказанной «грязной» рабо-той.
Я не знаю, долго ли пришлось Михаилу Светлову отыскивать эпитет к слову «нож», но всего лишь две его строки
«гильотины весёлый нож
ищет шею Антуанетты»
заставляют меня снять шляпу перед мастерски вылепленным поэтическим об-разом, за которым со всей очевидностью прочитывается весь ужас нескрывае-мого контекста. Но мне доморощенные критики, переполняющие окололите-ратурные посиделки со всей ответственностью станут говорить, что «нож», дескать, «веселым» быть не может «по определению».
И тогда мне придется повести разговор о «правде жизни» и «правде поэзии». Чем они отличаются и почему практически всегда смертельно противостоят друг другу?
;;;
Слепая вера стихотворцев во всесилие описательной поэзии, основанное на личных впечатлениях во время сбора грибов, на исторических фактах, на га-зетных публикациях и, особенно на маршальских воспоминаниях, приводит их творчество ко вполне закономерному краху. Примером тому может служить громоздкая рифмованная «опупея», демонстративно названная «Куликово по-ле», одного, когда-то молодого поэта, прибившегося сегодня к руководству поэзией вообще.
Попробуйте ему сказать, что поэма должна была стать плохой изначально. Так ведь не поверит! А все потому что, оправданием для создания подобных мыльных пузырей будет служить, якобы, необходимость передачи «нравст-венно-патриотического опыта». Как будто без этой поэмы потомки не смогут заглянуть в соответствующие справочники и не уяснить для себя всю Кули-ковскую коллизию.
;;;
В одном из последних номеров «Молодой гвардии» моим соседом по выпуску оказался и автор нижеприведенных цитат:
«Заря у ног моих плескалась,
Шла ночь под щелканье дрозда.
Стекала с плеч моих усталость,
И в душу падала звезда».
А вот из следующего стихотворения:
В ночах, где звезд электросварка,
В обходах, пахнущих смолой,
Проступит явственно и ярко
То сходство с северной землей.
Или:
Люди – мы идем на поклонение
К лесу, к розовеющим лугам.
Глиною испачканы колени,
Лопухи колотят по ногам

1 2 3 4 5 6 7 8 9 

 



Архив новостей