радуга-дуга

Радуга-дуга

литературный сайт Светланы Семёновой (г.Рига, Латвия) для взрослых и детей. Детские стихи и сказки.


Реклама:
Радуга-дуга - главная ›› Интересные материалы ›› Международная конференция по современной российской литературе

 B Оксфордском университете прошла Международная конференция по современной российской литературе под общим названием «Декаданс или ренессанс?». Главной задачей организатора было общение английских и американских русистов с живыми русскими писателями и друг с другом. Ведь книг, написанных о современной российской литературе, практически нет, тем более на английском, а что происходит сейчас с наследниками славы Толстого и Достоевского.

Организатор Оливер Реди на вопрос “Декаданс или ренессанс?” склоняется все же к первому, но “в положительном ключе”. Он вычленяет в современной русской литературе отчетливые ноты усталости и тоски конца ХХ века. Он надеется, что конференции, подобные прошедшей, будут способствовать росту популярности российских авторов в Европе и Америке. Тем более, что они этой популярности достойны.

Интервью газеты «Известия» с Оливером Реди, директором программы «Русский мир» колледжа Св. Антония, литературным переводчиком и лауреатом премии «Россика».
 
Оливер, как вам пришла идея собрать конференцию?
 
Для меня современная русская литература всегда представляла исключительный интерес. Я жил в Саранске, Москве, был в других местах России, знакомился с русскими писателями, начал сам переводить. Со временем захотел вести научную работу —  написать книгу о русской прозе последних 20 лет. Но потом понял, что одному мне это не под силу — слишком широка панорама, а русская литература последнего времени слишком децентрализована. Лучше, если соберутся ученые из разных стран — и не только ученые, мы пригласили писателей: Владимира Шарова, Михаила Шишкина, Зиновия Зиника, прозаика и поэтессу Марию Галину, поэта и критика Аркадия Штипеля. Были и издатели, и переводчики. Я хотел положить первый камень в построение нового научного понимания того, что писалось в конце ХХ века. Об этом времени немало сказано критиками и журналистами, научных же книг о современной российской литературе немного, а хороших, написанных на английском, вообще наперечет. Отчасти поэто му она мало преподается на так называемом Западе. Ведь если хочешь преподавать студентам курс, обязательно нужны авторитетные печатные источники. 
 
Здесь все говорят, что вы создали новый формат научной конференции.
 
Это первая подобная конференция в Великобритании о постсоветской литературе, и для нашего академического мира она действительно получилась необычной. Кстати, сейчас юбилей одной конференции, которая состоялась в этом колледже 50 лет назад, прямо перед публикацией «Одного дня Ивана Денисовича», а по ее следам вышла книга. Возрождение интереса должно сочетаться с живым интересом к живым авторам. И, конечно, те сессии, где выступали и писатели, и ученые, получились самыми яркими. Повезло также, что удалось собрать людей, которые питают интерес именно к этим авторам — Шарову и Шишкину. Очень много было сказано об их романах, и они сами прекрасно выступили. Ведь когда читаешь текст и когда слышишь его — это совсем разные вещи даже для переводчика. Другой особенностью стало то, что так много обсуждался перевод — и в буквальном, и в переносном смысле. Переводчик становится важной фигурой в современной российской прозе — у тех же Шарова и Шишкина, у Людмилы Улицкой, есть немало и других примеров. 
 
Сколько человек участвовало в конференции?
 
Выступающих было около 30, а всего участников больше 100. Я очень рад, что удалось пригласить столько россиян. Важно, чтобы русисты в Англии и Америке почаще с ними общались. К счастью, сейчас много специалистов из России работает за рубежом, а долгие годы мы были как два лагеря, мало что друг о друге знавших. 
 
Какая ваша последняя переводческая работа?
 
Сейчас редактирую перед сдачей в издательство перевод «Преступления и наказания» Достоевского. Но я уже давно начал работать над переводом романа Владимира Шарова «До и во время», надеюсь, что книга выйдет весной. 
 
Ответила ли конференция на свой основной вопрос: декаданс или ренессанс? 
 
Мне интереснее декаданс, но в положительном ключе. Очень много книг написаны в 1990-е годы, после распада общества, с меланхолией. Некоторые авторы забыты, некоторые начали другую карьеру, кто-то уже ушел из этого мира. Усталость породила новую стилистику, новую тематику, которые до сих пор недооценены. Мне жаль, что на конференции не было докладов про Олега Павлова, Ирину Полянскую, Асара Эппеля, Дмитрия Галковского и многих других. Эти авторы очень разные, но их объединяет тоска позднего ХХ века, когда писатели почти перестали думать о сюжете, о потребности завлекать читателя. В их произведениях есть цельность, чего не хватает многим современным авторам — сейчас, по-моему, в литературе стало больше журналистики. Долго не читали Буйду, Шарова, да и Шишкин много лет ждал перевода на английский. Хотелось бы, чтобы это возрождение стало возрождением интереса к писателям, заполнившим лакуны литературы 1990-х.

 

 



Архив новостей