И действительно, отношение римских властей к этой стойкой христианке, подвергшейся бичеванию, ослеплению, брошенной в огонь, затравленной львами и, в конце концов, усеченной мечом, вполне напоминает отношение латвийских властей к русской школе.

22 и 23 января 2004 года несколько тысяч школьников вышли к Сейму, чтобы высказать свое отношение к законопроекту о переводе русских средних школ на латышский язык обучения. Тогда мы убедительно доказали, что сторонников этой вполне в римском духе сформулированной языческой идеи среди русских нет. Спустя 10 лет Омбудсмен, обосновывая необходимость таки перевести все русские школы на латышский язык обучения, опубликовал результаты масштабного опроса русских школьников. Как оказалось, наши дети унаследовали стойкость первых христиан, и по-прежнему упорствуют в своей ереси: 75% опрошенных школьников высказались против дальнейшего внедрения латышского языка в качестве языка образования, в том числе 50% — за его полное исключение из учебного процесса.



10 лет тому назад я был активнейшим штабистом и не ограничивался ролью "полевого командира": вождением по улицам Риги многотысячных молодежных колонн и разыскиванием в полицейских участках задержанных демонстрантов (воспоминания автора см. на принадлежащем ему сайте. Основное время я уделял как раз традиционным штабным функциям: планированию акций, анализу спускаемых сверху законопроектов, разработке альтернатив и оценке общего состояния русской школы. Последнее занятие я продолжаю до сих пор, и результатами его готов поделиться.

Речь пойдет как о ликвидации образования на русском языке административными методами, так и о законодательных новациях в том же направлении.

Статистические данные заимствованы в основном отсюда за исключением самой свежей информации, свидетельствующей о том, как русские с латышами дважды обменялись местами.

Ликвидация русских школ

Начавшийся в Латвии сразу после обретения независимости демографический кризис, казалось бы, является разумным обоснованием для планомерного сокращения доставшейся от "оккупантов" разветвленной школьной сети. Тем не менее, программы повышения рождаемости советского времени положительно отражались на демографической ситуации вплоть до конца минувшего века, что видно из рис.1.

Численность школьников, обучающихся на латышском языке, достигла максимума в 2000 году, что частично объясняется тем, что начинали обучаться дети, родившиеся еще в советское время, а частично — переходом детей из русских в латышские школы.

Численность детей, обучающихся на русском языке, только сокращалась. Это связано в первую очередь, с вытеснением нелатышей из страны.

Латвия в период с 1990 по 2011 год является мировым лидером по убыли населения — 22,1%. И из этой убыли 83% составила убыль нацменьшинств, т.е. нацменьшинства убывают впятеро быстрее, чем коренная нация. Причем речь идет не только об эмиграции, но и о существенно большей разности рождаемости и смертности по сравнению с латышами. В 2012 году эти показатели на 1000 человек у латышей составляли 10,95; 12,82 с разницей в 1,87; у нелатышей — 8.07, 16.74 с разницей в 8.67. Соответственно, рождаемость у нелатышей на 26% ниже, смертность — на 31% выше, а скорость естественной убыли почти впятеро выше чем у "государство-образующей" нации.

Вышесказанное, казалось бы, объясняет опережающее сокращение числа русских школ по сравнению с латышскими (рис.2).

В действительности темпы ликвидации русских школ не оправдываются демографической ситуацией. Действительно, средняя заполняемость латышских школ неуклонно уменьшается, а русских в последнее время даже начинает расти (рис.3).

Внимательный читатель может на обоих рисунках заметить влияние кризиса 2009 года. Если в докризисный период минимальная наполняемость классов, являющаяся критерием ликвидации школ по чисто демографическим соображениям, назначалась централизованно, то с 2009 года решения принимают самоуправления, руководствующиеся исключительно "политической волей".

В результате образование на русском языке стало практически недоступным за пределами крупных городов во всех регионах, за исключением Латгалии (табл.1). 

Таблица 1

Число жителей на одного школьника в различных регионах Латвии в 2010/11 учебном году

Регион Число жителей на одного щкольника
русские латыши
Курземский регион 988,1 7,8
Латгальский регион 18,7 7,2
Рижский регион 32,8 8,5
Видземский регион 68,5 8,8
Земгальский регион 47,9 7,8
Даугавпилс 10,8 8,7
Елгава 13,6 6,9
Юрмала 18,1 9,2
Лиепая 12,7 7,0
Резекне 7,8 7,6
Вентспилс 13,0 7,1
Рига 11,4 9,1
Латвия в целом 14,4 8,0

Печально, что такие же явления прослеживаются и в Риге, социал-демократическая администрация которой ликвидировала русских школ больше, чем все предыдущие власти вместе взятые (табл.2)

Интеграция по "омбудсменовски"

Высказанное впервые 10 декабря прошлого года предложение Омбудсмена о полном и окончательном решении русского вопроса путем перевода русских средних школ исключительно на латышский язык обучения он обосновывает ссылкой на Гаагские рекомендации ОБСЕ. Мы с доктором педагогики Яковым Плинером, критикуя идею нацобъединения и Карлиса Шадурскиса о начале ликвидационного процесса с детских садиков и первых классов, также ссылались на эти рекомендации.

Действительно, в рекомендациях четко сказано, что чем младше ребенок, тем меньше следует использовать неродной язык в качестве языка образования. Но авторам рекомендаций даже и в дурном сне не снилось, что их работу можно использовать для обоснования ликвидации уже существующей системы среднего образования на родном языке.

Читал ли, к примеру, г-н Янсонс хотя бы вот эту строку из преамбулы к рекомендациям — "необходимо иметь в виду, что соответствующие  международные обязательства представляют собой минимальные международные стандарты. Ограничительное толкование этих обязательств противоречило бы их духу и целям"?

Если бы Омбудсмен был менее злобным, но более квалифицированным, он учел бы уже существующие "прелести" единой системы обучения для латышских и русских детей на государственном языке.

Например, проанализировал бы результаты единого экзамена по латышскому языку и литературе, который выпускники нашей средней школы уже второй год вынуждены  сдавать по единым стандартам с латышскими детьми, для которых этот язык является  родным (рис. 4).

Эти результаты вовсе не означают, что наши дети плохо знают латышский язык. Просто если бы вместо Пумпурса и Блауманиса экзаменуемые сдавали бы Пушкина и Толстого, пусть и вольном переводе на латышский, то результаты латышских и русских детей поменялись бы местами.

Такие результаты экзаменов являются для наших детей дополнительным препятствием для поступления на бюджетные места в вузах.

Из ноябрьских публикаций ЦСУ можно извлечь комплексный результат непрекращающихся уже 20 лет издевательств над русской школой (табл. 2)

Из таблицы видно, что в стартовых условиях уровень образования нелатышей был существенно выше, чем у коренной нации. Преимущество "оккупантов" было успешно ликвидировано за какие-то 20 лет. Вот так и были достигнуты не декларируемые цели "школьной реформы".

Немного оптимизма

Для того, чтобы успешнее выживать, нам нужно знать и свое реальное положение в латвийском обществе и реальные цели, которые преследуются властями, чтобы поставить нас на место.

И чтобы от этого знания на нас не снизошло много печали, позволю отметить несколько фактов, внушающих оптимизм.

Когда святую Татьяну били, стали резать бритвами ее тело, из ран вместо крови истекло молоко и в воздухе разлилось благоухание. Мучители изнемогли и заявили, что кто-то невидимый бьет их самих железными палками.

Так вот, исследуя положение русских на рынке труда я, как и ожидал, обнаружил непропорционально большое представительство нацменьшинств среди безработных. Но среди молодежи такой диспропорции не было. Русская школа, несмотря на все издевательства над нею, продолжает оставаться конкурентоспособной по сравнению с латышской.

И еще. Начиная с 2004/05 учебного года число первоклассников русских школ постоянно увеличивается — с 4747 до 5789 в 2010/11 году, т.е. на 22%. Число же первоклассников латышских школ на эти даты составило 14701 и 14301 ребенка. Конечно, это связано еще и с тем, что минимум рождаемости у нацменьшинств пришелся на 1997, а у латышей — на 1998 год  Минимум первоклассников — 13837 — приходится в латышских школах на 2005/06 учебный год, и от этого минимума имеется прирост в 3%. Но не следует забывать и то, что именно на 2004 год пришелся пик пропаганды Штаба русских школ против посылки русских детей в латышские школы.