радуга-дуга

Радуга-дуга

литературный сайт Светланы Семёновой (г.Рига, Латвия) для взрослых и детей. Детские стихи и сказки.


Реклама:
Радуга-дуга - главная ›› РУССКИЙ ЯЗЫК в Латвии: ›› Обсуждение новой реформы образования в Латвии

«Точки над i»: образование не сводится к изучению языка

«Нам кажется, что главная проблема — это язык. Это не так. Исследования показывают: если мы говорим о причастности государству — это даже странно для многих — язык не играет главной роли... Вопрос в том, что мы должны добиться того, чтобы эти молодые люди где-то были вместе», — заявил в эфире программы «Точки над i» LTV7 политолог Юрис Розенвалдс. Гости обсуждали запланированный перевод всех средних школ на латышский язык обучения. 

«Да, несомненно, это Латвия. Здесь будет доминировать латышский язык, это нормально. Но, в то же время, мы должны найти место для других языков не только на уровне школы..., а на уровне общества, у нас есть место для этого языка... И если люди защищены, я думаю, это взаимодействие протекает естественно. Я полагаю, надо помнить, что во многом нашу языковую политику определяет тот испуг, которую в советское время пережила наша латышская часть населения», — считает Розенвалдс.

«Мы все еще живем в национальном государстве, и в национальном государстве нового поколения язык является одним из ярких инструментов госполитики. Такова реальность. Язык нужно знать, это понятно»,

— отметил профессор Рижского университета им. Страдиня Денис Ханов.

Он уверен, что доли государственного и негосударственного языка в обучении (60/40, 80/20) не играют существенной роли — в реальности русскоязычные, например, студенты, языком владеют хорошо.

Приглашенные на программу страшеклассники — Дарья Седых, ученица 11-го класса Рижской первой гимназии, и Михаил Шац, одиннадцатиклассник из Рижской второй гимназии — рассказали, что после 9-го класса перевелись в эти учебные заведения с латышским языком обучения из «русской школы». Есть в обеих гимназиях и англоязычный поток. 

Ребята отметили, что небольшие сложности с латышским языком у них есть (у Михаила — в письменных работах, у Дарьи — в неформальном общении), однако и учителя, и одноклассники относятся к этому с пониманием, стараются помогать. Школьники также указали на отсутствие конфликтов по этническим вопросам (например, по поводу 9 мая) и уважительное отношение. 

При этом и Михаил, и Дарья считают хорошей идею перевода средней школы на латышский — в том числе и потому что больше не потребуется «переключаться» с языка на язык, поскольку большая часть учебных материалов уже на госязыке.

Константин Чекушин, представитель Латвийского родительского форума и Латвийской ассоциации защиты русских школ, уверен:

«образование не сводится к изучению языка».

Он подчеркнул, что образование на нескольких языках существует не в одной стране Европы — «моделей может быть очень много».

«Мы в нашей дискуссии очень зациклились на языке. Нам кажется, что главная проблема — это язык. Это не так. Исследования показывают: если мы говорим о причастности государству — это даже странно для многих — язык не играет главной роли. Мы научили молодежь языку, [число владеющих] выросло в разы.

Но стали ли они больше любить Латвию? Сомневаюсь... 

Вопрос в том, что мы должны добиться того, чтобы эти молодые люди где-то были вместе», — уверен Розенвалдс.

И эта идея министра образования Карлиса Шадурскиса, считает он, достойна похвалы.

«То, что делается господином министром, — это абсолютно топорно, со всех точек зрения.

Но, если мы не зацикливаемся на том, что будут учиться на латышском — а зацикливаемся на том, что мы должны создать единую школу, где эти ребята будут вместе», — добавил политолог.

Елена Матьякубова, глава Общества русской культуры Латвии, член Совета по вопросам нацменьшинств при президенте Латвии, считает, что одна из возможностей — предоставить детям возможность выбора. Кто-то, уже ориентируясь на университет, уходит в сильные гимназии с латышским языком обучения. Кому-то, возможно, необходим другой вариант — но не обойтись без единого пространства для русско- и латышскоязычных школьников. Она также считает, что так называемые двухпоточные школы — также хороший проект. 

«В школе должно быть достаточно много предложений и моделей. Другое дело, что демографическая ситуация сегодня не дает сформировать в том числе. Но лучшие школы могут предлагать эти варианты»,

— уверена она.

Роман Алиев, директор Рижской Классической гимназии, подчеркнул, что не было дискуссии в профессиональном сообществе, не обсудили и проанализировали цели, которые должны быть известны. 

«Я за то, чтобы в средней школе, в 10-12-х классах учились на латышском, но при этом — учились современно. А современно — это на разных языках. Вопрос в старших классах не должен стоять о том, владеет/знает/может ли использовать латышский язык ученик. Если мы говорим профессионально, то ученик и может, и использует, и активен, и интересуется, и мотивирован, у него есть свои цели. И учителя сделали все возможное, чтобы ученик использовал этот латышский язык, но не только, потому что он знает и владеет английским, русским, французским.

Вот эта плюролингвистическая ситуация должна поддерживаться, она соответствует тому месту, где мы проживаем, и той системе ценностей, которая есть в Европейском союзе»

Это, подчеркнул Алиев, профессиональная точка зрения. На обывательском уровне обсуждается политическая подоплека решения, касается оно определенных слоев общества — или не касается. Но не хватает обмена мнениями, взглядами, обсуждения качества образования и будущего школы. 

Вопрос идет о дискуссии профессионалов, уверена Матьякубова. «Я, к сожалению, вслух могу сказать, что Шадурскиса как профессионала школьного образования я точно не вижу. Людям, которые не были в реальной школе, не работали в реальной школе, не вникали в эту систему, безумно сложно. Очень легко выстраивать это в теории, и очень трудно реализовывать это на практике, если ты не продумал. По целям тоже должна быть дискуссия».

Она уверена: в сфере школьного образования «должно быть так много моделей, чтобы мы удовлетворили запросы самых разных групп». Матьякубова подчеркнула — важно, чтобы ребенок сохранял свою идентичность, свободного говорил уже на четырех языках (три, по ее словам, это уже само собой разумеющееся). 

Доктор педагогики, проректор Института транспорта и связи Лиесма Осе, считает, что поддержка родного языка решает проблему — и, как и Алиев, выступает за плюролингвизм. 

Ханов отметил: «мы почему-то пытаемся все на 120% делегировать школе. И это она и сохранит, и даст латышский язык, и так далее. Те же дебаты были в 2003 году.

Почему, собственно, только государству нужно заботиться о сохранении моего языка, литературного пространства? Это часть идентичности семьи, и задача, собственно говоря, самих родителей»

«Требовать все от государства — это советчина», — согласилась Осе. Она добавила, что в 2012 году в рамках диалога Министерства образования и родительской фокус-группы пришли к идее билингвального детского сада. «Это возможно, если есть диалог, есть эластичность со стороны власти. [Ее] сейчас пока нет», — подчеркнула она.

«В данный момент нацелены на то, чтобы поддержать раздельные культурые пространства. Причем почему-то у нас все происходит по принципу либо/либо.

Почему нельзя включать этнически другого в состав латышской культуры, которая, собственно говоря, уже должна выходить на более глобальный уровень и сохраняться через разнообразие? Поскольку разнообразие как раз создает климат и атмосферу для принятия латышской культуры. А у нас все нацелено именно на исключение, причем действительно на уровне плакатов и лозунгов», — уверен Ханов.

Осе отметила: «сначала доверие, язык потом. Если мы доверяем друг другу, мы договоримся, на каком языке будем продолжать разговор».

Как ранее сообщал Rus.lsm.lv, партии правящей коалиции в понедельник 9 октября одобрили предложение Министерств образования о продолжении реформы школ нацменьшинств, предусматривающее, что с 2020/2021 года все общеобразовательные предметы в средних школах будут преподаваться на латышском языке. Планируется, что на родном языке ученики школ нацменьшинств смогут осваивать родной язык, литературу и предметы, связанные с культурой и историей.

Планы Минобразования по постепенному переводу преподавания общеобразовательных предметов в школах нацменьшинств полностью на латышский язык вызывают настороженность в Резекне. В тамошних школах опасаются, что к такому шагу общество еще не готово.  В Даугавпилсе на грядущие изменения смотрят без страха. Рижские школьники к реформе готовы, считает Айсма Балтиня, преподающая латышский язык в русской столичной 74-й средней школе.

 



Архив новостей