радуга-дуга

Радуга-дуга

литературный сайт Светланы Семёновой (г.Рига, Латвия) для взрослых и детей. Детские стихи и сказки.


Реклама: Здесь можно выбрать саксофон тенор по приемлемой цене с доставкой.
Радуга-дуга - главная ›› ДЕТСКОЕ ЧТЕНИЕ: ›› ДЕТСКОЕ ЧТЕНИЕ



2 3 4 5 6 

Детское чтение Многие положения данной статьи были сформулированы в процессе дискуссий на кафедре детской литературы СПбГУКИ.
Предметом обсуждения являются различные аспекты истории и современности детского чтения и детской литературы.

Автор искренне предан собственному детству, когда чтение было и архаичным, и современным. Процесс чтения и прочитывания — непременная составляющая в поисках тайн мироустроения в себе. Но главное — это незаменимый способ бытия ребенка в мире внешнем. Так было. Почему?
Петр Вайль и Александр Генис в книге «60-е. Мир советского человека» отметили: «Граница между взрослыми и детьми непреодолима… взрослые строят мир детей как хотят…»1 Тогда чтение было непременным фактором усвоения социальных моделей, каждый из того поколения может вспомнить, как часто детское чтение поощрялось именно тем, что книга была верным спутником. Автор не скрывает свою убежденность, что проблемы нечтения современных детей (силен стереотип: «дети мало читают или читают не то, что следовало бы…») можно решить новыми или на удивление традиционными способами его организации.
Один из аргументов — изменился статус детства, преодолена граница между взрослым и детским миром. Рядом с понятием «взрослоцентризм» сосуществует понятие «детоцентризм». Изменились социальные и культурные условия развития отношений ребенка в мире. Детское чтение уже не может быть объектом организации, так как это — сфера духовной деятельности ребенка, основанная на природе его индивидуального права. Оно перестает быть детским чтением, если ограничена свобода читать.

Терминологические поиски взрослых, договаривающихся об управлении (руководстве) детским чтением, на наш взгляд, также непродуктивны. Можно выдвигать цели детского чтения, решать задачи, придумывать формы и методы, оживляя традиции руководства им, — все это будет репродуцировать факторы воздействия на ребенка как объект в той области его духовного бытия, которая проявляет на каждом этапе его развития детскую сущность, детскую душу.
Автор убежден в необходимости изменения статусных взглядов взрослых на детское чтение в информационном обществе. Ребенок в информационном обществе — не яркая метафора, но реальность, определяющая жизненные стратегии поколения. Закладывается фундамент этических основ взаимодействия с информацией, ответственность преодоления границ знания и незнания, необходимость поиска и создания новой информации о содержании мира и возможностях человека. Современные дети уже воспринимают сложившуюся триаду «материя — энергия — информация» как естественную данность. Новое поколение творит современную реальность отношений человека с созданным им информационным пространством. Личность является одновременно и субъектом, и объектом создаваемой ею виртуальной реальности, где обнаруживаются новые формы и уровни ее развития. Мы вступили в иную эпоху диалога человека и мира.
Однако технологически разнообразный (комфортный) доступ к информации и способы ее трансляции смещают акценты при ее оценке (выборе) на логическую, функциональную составляющую содержания. Отчуждаются ценность избыточности, значение культурной концептосферы как области понимания истории и будущего информации в духовной жизни человека. Человек, прежде чем отразиться в зеркале традиционной культуры, взглядом упирается в горизонт, где перед ним — стремительно меняющийся калейдоскоп, создаваемый множеством зеркал. Завораживающее зрелище как процесс может стать самодостаточным. Необходима обратная перспектива как вертикаль движения над заданным кем-то горизонтом, которая позволит человеку обнаружить природу, смысл, философию прошлого и будущего, сущность и происхождение настоящего. Современные концепции информационного общества2 указывают на перспективу роста самосознания, самопознания, самоопределения человека, изменения способностей и типов мышления, появление новых возможностей познания действительности и себя в ней.
Детское чтение — проявление фундаментальной способности юного субъекта информационного общества обнаруживать собственную систему зеркал для отражения культуры, воспроизводства традиций, защиты и сохранения того непременного пространства, в котором и происходит диалог. В детском чтении как субъективной деятельности ребенка существуют уникальные ресурсы решения проблемы, которую И. С. Кон3 представляет как проблему преемственности и обновления культуры, проблему межпоколенческой трансмиссии культуры. Детское чтение — инструмент обретения опыта нового поколения детей в культуре, проявление способности увидеть себя «со стороны». Подобные события — диалог в культуре — органичны для читающего ребенка.
«Инициация» — так назвала свою главу, посвященную детскому чтению Франсуаза Дольто.4 Ослепительный прорыв ребенка от безграмотности к культуре, по Дольто, — второе рождение. Переход на новый этап обретения чувств и смысла с помощью графических символов связан со страданиями, разочарованием и восторгом. Чтение — непременное условие вхождения в культуру. Да? Или нет? Изменило ли природу детского чтения, его ценность для развития ребенка современное мультимедийное пространство, которое дети стремительно осваивают с раннего возраста? Что определяет сегодня статус детского чтения в культуре? Подобный круг вопросов возникает в связи с современным кризисом в отношениях взрослых к детскому чтению, к читающему ребенку, к детской литературе. Сегодня взрослые находятся во власти стереотипа: «дети читают все меньше» и, прежде всего, изобретают меры воздействия на детей. Должна возникнуть иная позиция, сопряженная с поиском ответа на вопросы: Что делают современные взрослые с собой, для того, чтобы дети читали? Каковы культурные и социальные модели покровительства детской книге и детскому чтению? Как создать и сохранить для современного ребенка книжную среду, соответствующую условиям жизни детей и подростков в информационном обществе?
Необходим диалог в культуре о детском чтении. Для развития стратегии поддержки читающего ребенка следует предложить концепцию детского чтения на новой методологической основе, это должна быть концепция детского чтения в информационном обществе.
Детское чтение как феномен требует обнаружения его смысла и содержания в различных контекстах. Понятие «детское чтение» указывает на специфическую область деятельности ребенка, которую в этом случае нужно рассмотреть как органичную часть детской культуры. Отношение к детскому чтению должно формировать понимание природосообразности данной деятельности индивидуальности ребенка.
Являясь предметом исследования, «детское чтение» сознается как научная категория. «Детское чтение» может быть определено и как совокупность книжных источников («Детское чтение для сердца и разума»), предназначенных для детей, в данном случае также проявляется сфера творческой и научной деятельности. Цель подобного рассуждения — углубление смысла понятия, «помещая» его в различные контексты: феноменологический, культурологический, социальный.
Детское чтение при подобном подходе актуализируется как явление культуры одновременно и создающее систему взаимодействия между людьми, и преобразующее данную систему. Поддержка детского чтения — поддержка и развитие (про-явление) природы ребенка. Обратимся к ее проявлениям, доказывающим естественность происхождения читателя уже в период раннего детства, когда ребенок обращен к внешнему миру как своему продолжению и еще не стал «отдельным собою» (А. Битов). Нежность и хрупкость детской души оберегается свободой развития чувств, которые возникают как резонанс и от интонации обращенного слова, и от проявленного в речи ритма. К 3—4 годам слово — утоленная потребность в подтверждении. М. Цветаева точно выразила детскую жажду быть, прежде всего, в слове: «Страх и жалость (еще гнев, еще тоска, еще защита) были главные страсти моего детства и там, где им пищи не было — меня не было».5 Если чувства ребенка не подтверждаются словом — его, ребенка — нет.
Детское чтение в раннем детстве уже существует. Вне книги, вне литературы, оно — в жажде ребенка обнаружить себя через слово, в восторге соединения со словом, в игре, в эмоциональной свободе

2 3 4 5 6 

 



Архив новостей